Крушинский Константин Николаевич: чем живут современные шахты и как меняются требования к шахтерам

Крушинский Константин Николаевич: чем живут современные шахты и как меняются требования к шахтерам
Работа в шахте – занятие не для тех, кто ищет комфорта и безопасности. Как и 50 лет назад, профессия шахтера по-прежнему является одной из самых сложных – как в отношении практических навыков, которыми должен владеть рабочий, так и касательно психологической подготовки. Ведь для того, чтобы спуститься вниз даже один раз, требуется преодолеть себя, свой естественный страх. Но шахтеры совершают этот спуск регулярно, каждый раз готовясь встретиться со множеством сложных и опасных ситуаций. Поэтому профессия эта всегда вызывала уважение своей самоотверженностью, а рабочие коллективы шахтеров славятся своей слаженностью и готовностью, если понадобится, прийти на выручку товарищу.

Кемеровские шахты на новом технологическом уровне — Крушинский Константин Николаевич

В то же время нельзя не признать, что ситуация с безопасностью сейчас иная, чем, к примеру, полвека назад. Тогда негласно считалось, что на один миллион тонн добытого угля приходится одна человеческая жизнь… Сейчас ситуация совсем иная – качественное технологическое обеспечение производства повысило уровень безопасности и сделало добычу угля гораздо менее опасной профессией, пусть в ней до сих пор сохраняется своя суровая романтика. Кемеровчанин Крушинский Константин Николаевич много лет занимается продажей горнодобывающего оборудования, поэтому знает, что сегодня безопасность шахтера требует лишь крайней внимательности при соблюдении инструкций – остальное обеспечивает техника. Не менее значимыми для долговременной безопасности шахтеров являются усилия экологов, контролирующих уровень вредных испарений и отвечающих за защитное снаряжение.

Уникальная технология для шахт

Примером такого подхода может служить успех кемеровских шахт, где, как указывает Константин Крушинский, была разработана уникальная технология обеспечения производства теплом и электроэнергией. Каждый шахтер знает, чем опасны испарения метана и как часто они приводили ко взрывам и отравлениям. Теперь же метан, откачиваясь из шахт, идет на их же освещение и отопление. Причем переработка метана в электроэнергию и тепло существует на западе уже давно, однако метан там откачивается из уже заброшенных шахт. Технология же, применяемая на кемеровских шахтах, по-настоящему уникальна, поскольку метан берется из действующих шахт. Благодаря такому подходу, считает Константин Крушинский, профессия шахтера в угледобывающих регионах перестала восприниматься как «русская рулетка», в которой есть существенные шансы не вернуться домой из забоя. В настоящее время это место, которое требует четкого знания должностных инструкций и техники безопасности. Это, в свою очередь, не замедлило сказаться на результатах производства – именно в Кемеровской области был поставлен новый мировой рекорд по добыче угля. В то же время, разумеется, работа шахтера по-прежнему требует и внимательности, и самодисциплины, и в немалой степени отлаженности механизма производства, напоминает Крушинский Константин Николаевич. Поэтому и часть нормативов этого производства сохраняется неизменной. По-прежнему работа ведется по графику «три на три» – то есть три дня шахтер работает, а затем три дня отдыхает. Важна работа инспектора по безопасности, который следит, чтобы все технологические инструкции соблюдались шахтерами безукоризненно. Инспектор должен постоянно вести разъяснительную работу – ведь это, в конечном счете, убережет от травм и может спасти жизнь.