Люберецкое братство

Люберецкие бандиты, казалось, забыли о кровавом беспределе 90-х, превратившись в респектабельных бизнесменов, а спортивные костюмы и кожаные куртки давно сменили на деловые костюмы престижных брендов. Но прошлое, как известно, время от времени настигает нас. На днях подмосковный Главк СКР завершил расследование уголовного дела лидеров преступной группировки — Романа Усачева и братьев Шороховых. Банда Усачевских была как одна большая семья: они были вместе в горе и в радости, вместе ходили на разборки и вместе убивали. Историю группировки вспоминал корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Многие думают, что mafia в переводе с итальянского — это «семья». Но это неверно, в итальянском это слово означает то же самое, что в любом другом языке — криминальную группировку. Ученые считают, что это слово происходит от арабского mahuas — переводится примерно как «настойчивое хвастовство». И хотя итальянские преступные кланы действительно отличались жестокостью, славу и известность им приносила именно публичность — они не скрывали своих деяний и не боялись суда.

Участники банды Усачева, державшей в страхе Люберецкий и Раменский районы Московской области, считали, что они — одна семья. Их всех связывали родственные или дружеские отношения, они вместе отмечали праздники, во всем помогали другу другу и вместе ходили убивать. Из совершенных ими убийств только одно — по найму, и то деньги им заплатила теща одного из участников банды — по принципу «любой труд должен быть оплачен». Но с итальянской мафией их больше всего роднило желание заявить о своих «подвигах», которое в итоге и привело всех выживших членов банды на скамью подсудимых.

— Собранные доказательства весомы и достаточны, — рассказывает майор юстиции Сергей Строителев, следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКР по Московской области. — Один из них уже приговорен к 15 годам в колонии строгого режима, еще двое умерли в 2009 и 2011 годах, восемь человек сейчас находятся под стражей, в том числе братья Шороховы и Роман Усачев. И только один скрылся и объявлен в розыск.

Люберецкое братство
Люберецкое братство

В 2017 году, когда костяк банды был задержан, многие из них уже отошли от криминальной деятельности, став предпринимателями, но сохранили тесные связи. Даже свои акционерные общества они создавали, вкладывая равные доли. И уже, похоже, были уверены, что прошлое забылось. Даже после первых задержаний никто не стал скрываться — они поверить не могли, что пришел их черед.

Упокоился на кладбище

В материалах уголовного дела написано просто: «Не позднее 30 января 2001 года Роман Усачев создал преступную группу, к участию в которой привлек Леонида Сопильняка, Андрея и Алексея Шороховых…» Но в действительности все сложнее: в 2001 году милиция задержала старшего брата Романа — Германа Усачева и его бригаду. А Роман попросту занял место брата, объединив вокруг себя группировку. В ней были все равны, все планы разрабатывались совместно. Правда, братья Шороховы, более известные по кличке Шорохи, судимые еще в начале 90-х, пользовались несколько большим авторитетом, но никогда им особо не кичились. Хотя по милицейским (а позже — полицейским) учетам они значились как смотрящие за поселком Удельная. Именно к Шорохам, особенно к старшему — Андрею, часто ходили местные предприниматели разрешать споры, а попутно делились информацией о друзьях-коллегах и о недругах.

Первое из установленных следствием дел этой группировки — убийство предпринимателя Виктора Юферева в январе 2001 года.

Он в то время только раскручивал свой бизнес и взял в долг небольшую сумму, но кредитор внезапно потребовал вернуть деньги. Юферев пообещал отдать при первой возможности, но тот ждать не хотел и позвал друзей Усачева и Сопильняка помочь в силовом решении проблемы. Бандиты «по дружбе» откликнулись на просьбу.

Из материалов уголовного дела — реконструкция убийства Виктора Юферева

«Усачев, Сопильняк, не являющиеся членами банды Голоцуцкий (умер в 2009 году) и Комаров (умер в 2011 году) знали, что Виктор Юферев паркует свой автомобиль в гаражном боксе возле поселка Малаховка, неподалеку от дома, где жил. Вечером 30 января они дождались, пока он припаркует машину и пешком выйдет из гаража, схватили его, посадили в машину на заднее сиденье, после чего вывезли на Михневское кладбище. По дороге Голоцуцкий неоднократно требовал вернуть долг, но Юферев говорил, что денег у него нет. На кладбище предпринимателя кинули возле одной из могил и стали дружно избивать, но он по-прежнему утверждал, что денег нет. И тогда его раздели, оставив только в джинсах, связали проволокой, чтобы он не мог двигаться, и оставили на снегу. Только после этого он признался, что на черный день хранит тысячу долларов, которые спрятаны в кухонной плите».

За деньгами, забрав ключи от квартиры, поехал Сопильняк. Он разнес плиту по кусочкам, но все-таки нашел заначку. Вернувшись на кладбище, Сопильняк забрал друзей. Юферева оставили там.

Люберецкое братство

По данным Гидрометеобюро Москвы, 30 января 2001 года в 21:00 температура воздуха в Люберецком районе составляла ноль градусов. Искать Юферева начали только через пару дней, после обращения в милицию его жены и отца. Но нашли только в апреле — босого, раздетого, с многочисленными переломами и связанными проволокой руками за спиной. Причиной смерти эксперты назовут общее переохлаждение.

Жертва оговора

У прежнего лидера группировки Германа Усачева была жена Елена и друг Виктор Овинников, который торговал крадеными машинами. Он покупал угнанные автомобили, переделывал их и продавал. Однажды, вскоре после ареста Германа, ему подогнали джип. Виктор за него расплатился, но через некоторое время угонщик решил, что продешевил и потребовал доплатить пять тысяч долларов. Но машина еще не была реализована, к тому же Виктор два-три раза в неделю возил Елену в СИЗО — передавать Герману посылки, и времени на бизнес у него было мало. Короче, не договорились…

И тогда угонщики просто сказали Роману Усачеву, что Виктор Овинников спит с женой его брата.

Его тело нашли 23 октября 2001 года в лесополосе в 50 метрах от дома в поселке Овражки. По заключению экспертов, Овинникова не просто забили до смерти — складывалось ощущение, что его положили на землю, а на груди и животе устроили танцы.

Елена интимные отношения с Виктором, кстати, отрицала, да и Герман Усачев в это не верил.

Но две эти смерти, которые молва немедленно связала с Романом Усачевым, принесли ему определенный авторитет.

Налеты на дома

Следователям удалось установить причастность банды Усачева к двум нападениям на частные дома. Оба раза разбойники дожидались ухода хозяев, чтобы избежать сопротивления.

15 января 2003 года непрошеные гости проникли в дом предпринимателя Подобедова в селе Коробчеево Коломенского района Подмосковья, как только он с женой уехал на работу. Бандиты разбудили их 14-летнюю дочь и приказали ей показать места, где в доме хранятся ценности. Потом девочку связали удлинителем и заперли в подвале. Трое нападавших скрывали свои лица под вязаными масками, но вели себя, по словам девочки, как джентльмены.

Бандиты унесли три норковые шубы, золотые украшения, 33 тысячи рублей и 505 долларов, а также три банковские карты. Снять с них им ничего не удалось, но камера банкомата зафиксировала одного из налетчиков, и позже его изображение стало веским доказательством разбойного нападения.

Беда в том, что через некоторое время хозяин дома, чтобы выглядеть лучше, рассказал: ничего ценного не унесли, потому что главные драгоценности были в тайнике, о котором налетчики не догадались. Правда это или нет — теперь уже никто не узнает…

Но через восемь лет те же налетчики вели себя уже жестко.

Из материалов уголовного дела — показания потерпевшей Светланы Рогозиной

Утром 22 ноября 2011 года мой муж уехал на работу около 06:30, а я продолжала спать. Проснулась я от того, что в спальне находились посторонние люди: трое мужчин в камуфляжных костюмах и вязаных шапочках, скрывавших лица. Один из них сразу ударил меня кулаком в лицо и потребовал сказать, где деньги. Потом стал сдавливать мне шею руками, не давая говорить. Я показала руками на прикроватную тумбочку — там было 5000 рублей и 200 евро. Меня подняли и повели по дому, требуя открыть сейф, но там был только магазин от винтовки мужа с пятью патронами. Затем меня ударили гвоздодером по шее сзади и стали требовать, чтобы я отдала драгоценности. Я показала на декоративный глобус, внутри которого лежали ювелирные украшения. После этого мне на голову надели целлофановый пакет и стали требовать показать «остальное». Но больше ничего не было. Я потеряла сознание, а когда пришла в себя — пытка продолжилась. Мне удалось прогрызть дырку в пакете, и тогда меня отвели в ванную, наполнили ее водой и стали опускать голову под воду, требуя отдать остальное, но в доме действительно больше ничего не было. Я опять потеряла сознание, а пришла в себя привязанной к поручню в ванной. (…) Нападавшие называли друг друга Друган и Вася.

В результате нападения было похищено: золотое кольцо-печатка 583 пробы стоимостью 5000 рублей, золотой браслет стоимостью 15 000 рублей, золотое обручальное кольцо стоимостью 2 000 рублей, золотая булавка стоимостью 2 500 рублей, золотая цепочка стоимостью 17 000 рублей, золотое кольцо стоимостью 10 000 рублей, золотой перстень стоимостью 3 000 рублей, магазин от карабина «Вепрь ВПО 123» с 5 патронами стоимостью 3 000 рублей, деньги в размере 5 000 рублей, деньги в размере 200 евро.»

Смерть на больничной койке

А в сентябре 2004 года бандиты Усачева застрелили пациента в больнице.

По данным следствия, в марте 2004 года где-то в Люберецком районе неизвестный обстрелял выходивших из дома Андрея Дудко и его друга Романа Миненкова — участника группировки Усачева. Последнему посчастливилось выжить — он не получил ни одной пули, а вот Дудко погиб. После его похорон Миненков решил, что стрелял по ним Сергей Мишонин — владелец небольшого автосервиса. Почему — никто не знает: Миненков показаний не дает, а другим участникам группировки он говорил: «Я знаю, и все!»

Люберецкое братство

В сентябре 2004 года Мишонин попал в Люберецкую больницу. Сопельняк и Миненков приехали туда на разведку 12 сентября, а на следующий день ранним утром они перелезли через забор и проникли на территорию больницы, срезали кусачками замок черного хода, поднялись по лестнице на шестой этаж в хирургическое отделение, где Миненков убил спящего Мишонина одним выстрелом в голову из пистолета с глушителем. Медперсонал обнаружил убитого только через полтора часа — за это время киллеры уже скрылись.

Олимпийская перестрелка

18 февраля 2014 года, когда вся страна следила за зимней Олимпиадой в Сочи, в поселке Родники Раменского района произошла серьезная перестрелка. О происшествии сообщили все федеральные СМИ, тем более что двое из убитых, как выяснила пресса, оказались участниками националистических группировок и были близки к Дмитрию Демушкину.

Позже оказалось, что члены банды Усачева расстреляли других бандитов, приехавших к ним на стрелку.

Свидетели рассказывали, что осенью 2013 года группа «спортсменов» попыталась взять под контроль все пассажирские перевозки в Раменском, но им мешал смотрящий за Удельной Андрей Шорох. После нескольких стычек стороны сели за стол переговоров и разделили сферы влияния: справа от станции работают подконтрольные спортсменам таксисты, слева — шороховские. Но это показания свидетелей, сами участники той перестрелки — те, кто выжил, — утверждают, что никаких договоренностей не было.

И это скорее всего так, потому что весной 2014-го Шорох разрешил «своим» таксистам брать пассажиров с обеих сторон от станции. Спортсмены обиделись, стали угрожать, а потом предложили вновь встретиться. По негласному правилу место встречи определяет тот, кому забили стрелку.

Шорох выбрал пустырь у завода по производству тротуарной плитки.

Спортсмены приехали туда около восьми часов утра, думая, что они опередили соперников, но на самом деле в кустах уже сидели вооруженные усачевцы, которые договорились валить их, как только достанут стволы.

Конкуренты сразу начали переговоры с требования уступить им всю территорию, а затем один из «спортсменов» достал пистолет. И в этот момент усачевские открыли огонь сразу с трех точек: четыре человека погибли на месте, остальным удалось сбежать. Позже на допросах спортсмены будут говорить, что уехали перед началом перестрелки, чтобы не рисковать.

Люберецкое братство
Люберецкое братство
Люберецкое братство
Люберецкое братство

Перестрелка во время Олимпиады вызвала большой резонанс, из-за которого часть бригады Усачева вынуждена была уйти на нелегальное положение. Примечательно, что бандиты уехали сначала в Тверскую область, а затем — в Крым, который через неделю после перестрелки вошел в состав России. Усачевцы рассчитывали, что на полуострове им легче будет затеряться из-за отсутствия налаженных связей и обычной компьютерной сети МВД в бывших еще украинскими полицейских участках.

Их расчет оказался верным.

Заказ от тещи

Роман Миненков вошел в банду Усачева в самом начале 2003 года и принимал участие почти во всех делах. А в самом начале 2016 года он рассказал товарищам, что сестра его жены — Юлия — разводится с мужем Алексеем Семеновым, с которым прожила 20 лет. А тот хочет у нее все отнять, поэтому надо помешать разводу. И, по показаниям свидетелей, уточнил: его об этом попросила теща Татьяна Архипова, которая готова заплатить.

Речь шла ни много ни мало о двух квартирах в городе Раменское, четырех квартирах в городе Жуковский, причем три из них — на одной лестничной площадке, двух квартирах на болгарском курорте, двух коттеджах — в поселке Кратово и в Малаховке, ну и по мелочи: три мотоцикла (два японских и один немецкий), три автомобиля (два Audi и Renault), ювелирные изделия, часы…

Бывший муж считал, что жена может претендовать только на один дом и две квартиры, как на нажитое совместно имущество, а все остальное — не ее. Но у тещи было другое мнение: все имущество нужно делить на четыре части — муж, жена и двое детей.

Бывшие супруги пытались договориться, но не получилось, и в январе 2016 года Семенов подал иск о разделе совместно нажитого имущества. При этом указал только две квартиры и два дома. В ответ Юлия потребовала делить все, но суд на предварительном заседании встал на сторону ее бывшего мужа.

И тогда теща попросила зятя по-семейному помочь: сделать так, чтобы Алексей Семенов не смог больше принимать участие в судебном процессе.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Сопильняка:

«Я с Алексеем Семеновым был знаком — он же родственник Ромы Миненкова, и мы даже вместе пытались бизнес по ремонту поддонов организовать на моем участке. Но не получилось — не договорились. Тем не менее общались. Я знал, что Семенов ушел от жены и подал в суд на раздел имущества. Когда я в Феодосии прятался в мае 2016 года, мне позвонил Рома и как друга попросил помочь. Я выехал в Московский регион.

В середине июня 2016 года мы встретились с Ромой, он все подробно рассказал: надо избить Семенова, чтобы он попал в больницу, причем чем тяжелее травмы, тем лучше, чтобы он не мог принимать участие в бракоразводном процессе. А теща заплатит 800 тысяч. От денег я отказался, сказал, что все по дружбе сделаю, но Рома настаивал: я, мол, в Крыму на нелегальном, деньги не помешают, да к тому же теща их все равно заплатит, и пусть они лучше нам достанутся.

Причем из разговора я понимал, что Роману все равно, выживет Семенов или нет».

Всю информацию о Семенове и место жительства у новой любовницы Миненков передал Сопильняку. Тогда же они договорились представить нападение как разбой, совершенный наркоманами… А тот посоветовал Миненкову уехать из Подмосковья, чтобы было алиби.

26 июня Сопильняк и другой член ОПГ Бурчиков зашли в подъезд дома, где жил Семенов, следом за местной жительницей, и перерезали провод, который вел к домофону. Затем Сопильняк вышел на улицу и спрятался от глаз соседей, но с таким расчетом, чтобы за то время, пока Семенов паркует свой автомобиль, успеть раньше него войти в подъезд. Железные прутья, которыми он собирался бить знакомого, были спрятаны в зонтике, чтобы не привлекать внимания. А для маскировки Сопильняк надел шляпу с полями и очки с простыми стеклами…

— Семенов не узнал Сопильняка, но стал сопротивляться, перехватив руку с прутом и зажав ему ноги, — рассказывает майор юстиции Сергей Строителев. — Но тут со спины на него напал Бурчиков… Мужчину серьезно избили, забрали портфель, телефон, часы… Но он был убежден — это не просто нападение, а попытка убийства, причем организованная его бывшей женой, хотя в полиции ему не поверили.

В больнице избитый Семенов провел всего несколько дней и выписался. Теща предъявила Миненкову претензии, что он не довел дело до конца. Теперь уже женщина заявила открыто: Семенова надо убить, плачу 700 тысяч рублей. Она также пообещала киллеру место в правлении своей фирмы.

19 сентября 2016 года Семенов и его любовница вышли из квартиры в городе Жуковский, где вместе жили девять месяцев, и разошлись каждый к своему автомобилю. Как только Семенов завел двигатель, неизвестный из ружья «Сайга» 12 калибра выстрелил в него пять раз.

Люберецкое братство
Семенов
Люберецкое братство
Люберецкое братство

Семенов погиб на месте, на глазах у любимой женщины. А киллер (это был Сопильняк) скрылся на мопеде, специально купленном для убийства. Деньги он получил, но в состав правления ни одной из фирм не вошел.

Остепенились

И это только те преступления, которые удалось раскрыть следователям подмосковного главка СКР и доказать причастность к ним усачевских бандитов. Работа продолжается: есть основания полагать, что убийств, совершенных усачевскими, было больше.

— Участники группировки действительно были дружны, — говорит Сергей Строителев. — К 2017 году, когда мы начали их задерживать, они остепенились, стали предпринимателями — и, видимо, были убеждены, что для них наступила спокойная пенсия. Не то чтобы они забыли свои прежние дела, но тогда они были молоды и хотели хорошо жить, а в 2018-м они уже хорошо жили. И им было что терять!

Действительно, почти все участники группировки — владельцы фирм: таксомоторных, строительных, оказывающих услуги… Причем многие из них оформлены как акционерные общества, соучредители которых — усачевские. Они считают себя бизнесменами и утверждают, что их оклеветали.

***

Они были уверены в своей безнаказанности. Ведь на протяжении всех этих лет и в Раменском, и в Люберцах все знали, кого именно убивали усачевские. Они этого и не скрывали — напротив, считали что такая известность лишь упрочит их авторитет и вселит страх в конкурентов. Так и было: никто не давал против них показаний из опасений оказаться рядом с их жертвами. Прославившие их преступления были для них лучшей защитой от возмездия, но прошлое их все же настигло.

Mafia — навязчивое хвастовство. А вовсе не семья.

По материалам lenta.ru