«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»

Православный священник из Алтайского края получил 12 лет колонии за развращение малолетней дочери своей любовницы. Но на следствии всплыли и другие подробности насыщенной и разнообразной сексуальной жизни отца Андрея. Будучи женатым человеком, он регулярно имел интимные отношения на стороне — причем плотским утехам настоятель нередко предавался в собственном храме. Долгие годы батюшка блудил и каялся, а прихожане, оказалось, были в курсе его «шалостей», но по-христиански любили и прощали своего пастыря. Некоторые защищают его до сих пор. Возможно, отец Андрей так и продолжал бы свои похождения, но поддался искушению овладеть 13-летней школьницей. Когда эта история стала достоянием общественности, за священника взялись правоохранительные органы. Историю о том, как блуд привел батюшку на скамью подсудимых, в подробностях изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Очень темные слова

Поводом к возбуждению уголовного дела стало признание самого священника, сделанное им в письме к коллеге и другу. Позже автор подтвердил, что все написанное — правда; сразу после этого его задержали. Вот фрагмент того письма:

«Со вчера на сегодня ездил на рыбалку, брал Валю, дочку Лизину. Чуть не [совершил половой акт] ее в машине! Но пальцем залез в [женский половой орган]. Она уже не девственница!!! Тогда говорю ей: коль так, давай я непременно еще и [мужским половым органом] туда слажу! Отказывалась напрочь».

Автор этих строк — Андрей Киселев, он же отец Андрей, протоиерей и настоятель храма Богоявления Господня в селе Черемное Павловского района Алтайского края. Киселев — единственный клирик прихода, в который входят несколько близлежащих сел.

Валя (здесь и далее имена и фамилии некоторых персонажей изменены), которую он упоминает в письме, — 13-летняя дочь его прихожанки Елизаветы; с последней к тому времени священник сожительствовал уже восемь лет. Одновременно Киселев воспитывал двух приемных дочерей.

Опасная связь

Отец Андрей попал в поле зрения правоохранительных органов еще в 2016 году, когда в Барнауле был арестован педофил по имени Николай, который пять лет развращал дочь своей знакомой. Педагоги смогли разговорить школьницу, и развратника арестовали. В ходе следствия выяснилось, что Николай — крестный отец потерпевшей, а крестили ее в храме, настоятелем которого был приятель педофила, отец Андрей.

На одном из допросов потерпевшая произнесла фразу, за которую сразу зацепился оперативник: «Дядя Коля меня предупреждал, чтобы я с этим батюшкой наедине не оставалась — это опасно». После этого правоохранительные органы обратили на отца Андрея пристальное внимание. Их подозрения подтвердились через два года — летом 2018-го.

«Господи, прими блуд как фитнес!»

— Оперативникам стало известно, что Валентина, приемная дочь одной из прихожанок священника, внезапно впала в депрессию; девочка пожаловалась, что боится отца Андрея, — объясняет старший лейтенант юстиции Ирина Малеева, старший следователь Следственного отдела по Октябрьскому району города Барнаула СУ СКР по Алтайскому краю. — Девочку и маму пригласили в полицию, где Валентина рассказала, что во время отдыха на природе отец Андрей совершил с ней непотребное.

С санкции суда была получена переписка священника в социальных сетях, которая подтвердила все подозрения. Отца Андрея задержали в тот же день, и он сразу рассказал о случившемся. Батюшку арестовали и стали собирать доказательства его вины. Но то, что открылось следствию, повергло всех в шок.

Путь к храму

Андрей Киселев родился в Барнауле в 1968 году. После школы поступил в Алтайский государственный университет, на факультет биологии. Еще во время учебы, в 1989 году, он устроился работать в Сибирский НИИ сыроделия (Институт сыра), где познакомился с молодой девушкой Еленой. В то время она была замужем, родила сына, но позже развелась. В 1994 году они с Киселевым расписались.

По воспоминаниям Елены, первые семь лет были очень счастливыми: Андрей работал в Ботаническом саду, «делал науку», они вместе воспитывали ее сына, хотя своих детей у них не было. В 2001 году Андрей вдруг ударился в религию, стал ходить в церковь и однажды уволился из Ботанического сада. Ему предложили стать священником — и он сразу согласился. Вот как описывала то время жена Киселева:

«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»

«С ним стало тяжело ладить — он стал требовать от нас с сыном праведной жизни. Выражалось это в том, что Андрей однажды просто запретил смотреть телевизор. Дома он практически перестал появляться, так как, по его словам, в храме было много дел. Но добрые люди мне рассказывали, что он спит с другими женщинами. Да и сама я это подозревала, судя по его поведению».

По данным следствия, в 2000 году Андрей Киселев возглавил приход в селе Черемное и сразу же начал набирать небольшой штат — в помощь. Одной из первых взял на работу Любовь Силантьеву, молодую псаломщицу из Барнаула. Тогда церковь Богоявления Господня только строилась на месте снесенного в 1932 году большевиками одноименного храма, поэтому службы шли в пристройке к детскому саду, где организовали временную молельную комнату.

От Барнаула до Черемного — почти 50 километров, и отец Андрей стал возить свою псаломщицу на машине: днем забирал, ехали в храм, служили там — и оставались ночевать, чтобы не тратить время на дорогу к утренней литургии. Поначалу Люба спала в здании местного детского сада — в свои 23 года она стеснялась мужчин и оставалась девственницей.

«Отец Андрей закрыл мне лицо подушкой»

Через некоторое время священник и прихожане совместными усилиями уговорили Любу спать вместе с остальными церковными служителями. При этом в храме была традиция — после службы вместе ужинать и выпивать. На одном таком мероприятии псаломщица Люба впервые в жизни «попробовала алкоголь до состояния опьянения», как напишут позже эксперты.

Из материалов уголовного дела — показания свидетельницы Любови Силантьевой:

«За время работы между мною и отцом Андреем сложились доверительные отношения, я неоднократно ему исповедовалась. И вскоре стала замечать от отца Андрея знаки внимания в свою сторону. Например, он подбегал, целовал меня в щеку и тут же убегал. Иногда подходил сзади, клал руку на грудь, а вторую — на ягодицы, и так держал некоторое время, после чего отходил. Причем эти знаки внимания он всегда проявлял ко мне тогда, когда вокруг никого не было. К тому времени отношений с мужчинами у меня никогда не было, и я не понимала, насколько это ненормально. К тому же отец Андрей был священнослужителем и был женат. Я не представляла, как реагировать. А рассказать никому не могла — мне бы никто не поверил, так как у отца Андрея всегда была безупречная репутация».

«Господи, прими блуд как фитнес!»

Вскоре после того, как отец Андрей и прихожане уговорили Любу ночевать вместе со всеми, ей и священнику стали стелить одну постель. Там настоятель храма активно давал волю рукам, но девушка терпела, боясь даже пикнуть. Единственным, кому Люба пожаловалась, оказался… сам отец Андрей: на исповеди девушка много раз повторяла, что ее терзает происходящее, и она ощущает себя виноватой. Священник отпустил ей грехи — и спал с ней дальше.

Однажды в комнате храма, где переодевались служители божьи, отец Андрей застал Любу одну, стал приставать, а затем раздел догола и положил на пол. Но тут в храм кто-то вошел, и отец Андрей вынужден был выскочить из комнаты. Через некоторое время в библиотеке церкви они опять остались вдвоем, и священник добился своего. Позже Люба расскажет об этом на следствии:

«Я сильно кричала, потому что мне было больно, и тогда отец Андрей закрыл мне лицо подушкой. Было очень много крови, это было ужасно. Но я не сопротивлялась, так что половой акт произошел добровольно. А после него отец Андрей ушел, и я решила, что он обиделся. С того дня мы были вместе регулярно, и почти всегда это происходило в разных помещениях храма. Только однажды мы ездили к нему домой, когда его жена была на работе. Мы никогда не предохранялись — он принципиально, а я просто не думала о последствиях. В феврале 2001 года я забеременела».

«Тогда я его возненавидела»

Когда девушка сообщила отцу Андрею о беременности, он обрадовался. Любовь Силантьева говорит, что в тот период отец Андрей стал для нее самым близким и родным человеком. Она боялась потерять его и полностью ему доверяла, а он говорил, что не бросит ее и все решит. Но при этом священник каждый день повторял: «Никому не говори, что отец ребенка — я! Люди разочаруются во мне и в религии, уйдут от веры, и мы с тобой останемся без дохода».

На третьем месяце беременности отец Андрей переселил Любу к своей матери, объяснив, что просто помогает ей, так как она забеременела без мужа. И тогда же стал уговаривать свою жену Елену усыновить этого ребенка, ведь общих детей у них так и не появилось. Супруга священника согласилась, и усыновление произошло без проблем.

«Господи, прими блуд как фитнес!»
«Господи, прими блуд как фитнес!»

Из материалов уголовного дела — показания свидетельницы Любови Силантьевой:

«Из роддома меня встречали отец Андрей и его жена Лена. Нас с дочерью, которую назвали Матреной, отвезли к матери отца Андрея, но долго мы там жить не смогли: она была очень своенравная, ее сожитель часто пил, и приходилось вызывать милицию. И тогда отец Андрей забрал нас в квартиру, где жил с женой. Через некоторое время я подписала документы на отказ от родительских прав на дочь, и сразу после этого отец Андрей и Елена удочерили Матрену, причем указали свои фамилии как отца и матери. А я стала проживать у них как домработница и няня ребенка, причем мне платили небольшие деньги и нерегулярно. Почти сразу после переезда в квартиру отца Андрея он стал снова меня домогаться, прижимал, обнимал, распускал руки. При этом я по ночам слышала, что он спит со своей женой, а днем продолжает приставать ко мне. И тогда я его возненавидела. Но он был настойчив — и стал вновь вступать со мной в связь. Хотя я плакала и говорила, что мне это не нравится, что я ненавижу его. А вскоре и Елена стала ко мне агрессивно относиться. Отец же Андрей никогда за меня не заступался. Проживать там мне стало некомфортно, и когда дочери исполнилось три месяца, я вернулась домой, к сестре и маме. Им я сказала, что устроилась работать няней — я продолжала ухаживать за дочерью и не хотела терять с ней связь».

«Его не было дома в самые тяжелые времена»

Уже в то время по городу поползли первые слухи о красавце-священнике, сделавшем ребенка своей служке и усыновившем его. Епархия потребовала, чтобы отец Андрей прекратил блуд, но он так активно отрицал свое отцовство, что ему поверили и ограничились внушением. Тогда на кафедру Барнаульской епархии только взошел отец Максим, и он, говорят, еще не успел разобраться в клириках. Хотя в его канцелярию уже тогда поступали жалобы — якобы отец Андрей активно «дружит» с высокопоставленной сотрудницей крупного российского банка и даже пользуется ее автомобилем Mercedes.

Но в то время еще заканчивалось строительство храма Богоявления Господня в селе Черемное, настоятелем которого был отец Андрей, а священников в крае было не так много, поэтому для распутника в рясе все кончилось порицанием. А через полтора года Люба Силантьева родила вторую девочку, которую назвали Глафирой.

Всю беременность молодая женщина провела в поселке Казенная Заимка, в недостроенном коттедже одной из прихожанок отца Андрея — как утверждают злые языки, той самой банкирши, в Mercedes которой много раз видели священника. Он привозил Любе еду и уговаривал никому не говорить о его отцовстве. Родившуюся девочку отец Андрей забрал и тоже удочерил, объяснив это тем, что сестры должны воспитываться вместе.

«Господи, прими блуд как фитнес!»

Из материалов уголовного дела — показания свидетельницы Елены К., в то время жены отца Андрея:

Однажды муж сказал, что его подчиненная, псаломщица, забеременела без мужа, но ребенок ей не нужен. А так как родных детей у нас не получалось, то хорошо бы новорожденного усыновить. Я согласилась (…). Но вскоре после рождения ребенка мне стало известно, что родным отцом девочки является мой муж. А через полтора года он вновь принес ребенка, и сказал, что Люба собралась в монастырь. Эту девочку мы тоже усыновили (…). У меня были подозрения, что отцом обеих девочек является Андрей, но оба они горячо это отрицали. Обоих детей воспитывала я, мне помогала мать Андрея, а его самого никогда не было дома, даже в самые тяжелые времена. Тогда я взломала его переписку и обнаружила, что большинство его контактов — женщины, а характер сообщений не оставлял сомнений, что со всеми он состоит в интимных отношениях. Да и все знакомые рассказывали мне о его регулярных адюльтерах. К тому же я уже знала, что у него есть дети от других женщин. И тогда в 2008 году я подала на развод.

Девочки остались жить у меня, так как это была моя квартира. (…) Андрей же ушел к другой женщине. Затем короткое время Матрена и Глафира жили у его матери, но когда она умерла, опять стали жить у меня. Только в конце 2016 года Андрей купил квартиру, и девочки переехали жить к нему. (…) Когда Андрея арестовали, Матрену и Глафиру я опять забрала себе. С девочками у меня очень хорошие, доверительные отношения, но эта ситуация негативно на них отразилась».

«Никто из них этой связи не хотел»

Между тем в епархии на «шалости» отца Андрея продолжали смотреть сквозь пальцы, несмотря на большой материал о его похождениях, опубликованный в местной газете в 2008 году. Ущерб репутации епархии оказался огромным, однако священник вновь отделался порицанием. При этом прихожане и прихожанки его любили и активно за него заступались.

Епископ Максим предпочел игнорировать массовые жалобы — для него отец Андрей, по крайней мере официально, был удачным настоятелем успешного прихода. Именно Максим лично развенчал Андрея с женой, хотя многие верующие говорят, что этого делать нельзя.

— Понимаете, сексуальные преступления очень сложно доказывать, — говорит следователь Ирина Малеева. — Они, как правило, совершаются наедине — только жертва и злодей. Можно собрать много доказательств, провести несколько экспертиз, добыть характеризующие признаки — и все равно остается сомнение. Здесь же сомнений нет никаких: Андрей Киселев сам, хвастаясь, рассказал о содеянном, да еще и гордился этим.

По словам Ирины Малеевой, в поле зрения следствия попали несколько других женщин, которые стали жертвами Киселева. Следователи даже нашли девушку, которая в 2013 году, будучи 14-летней школьницей, родила священнику ребенка, но привлечь его по этому эпизоду не удалось — истек срок давности. «Все, состоявшие в связи с Киселевым, не считают, что стали жертвами преступления, хотя никто из них этой связи не хотел», — отмечает Малеева.

«Он специально выбирал слабых и покорных»

Еще до задержания отца Андрея оперативники в присутствии матери допросили девочку Валю. И та в подробностях рассказала, как поехала с отцом Андреем на рыбалку, как тот постелил им в машине, лег рядом с ней и как стал распускать руки. В тот же вечер в следственный отдел пригласили отца Андрея. Он сразу же признался в преступлении.

Из материалов уголовного дела — явка с повинной Андрея Киселева:

«В ночь с 18 на 19 июля я поехал на рыбалку, взяв с собой дочь своей знакомой Валентину. Меня очень тревожило, что в последнее время Валя ведет себя странно: дерзит, хамит и не слушается мать. Я собирался проверить целостность ее девственной плевы, так как думал, что у нее появился кто-то, что и стало причиной изменения ее поведения. (…) Вступать в половые отношения с ней я намерений не имел.

Когда мы легли спать в моем автомобиле Daihatsu Terios, я проник пальцем ей во влагалище. И обнаружил, что плевы на месте нет. По образованию я биолог, окончил биологический факультет Алтайского госуниверситета, поэтому в своих познаниях в этой области уверен. Валентина стала сопротивляться (…) Я выполнил свою задачу, руки убрал и лег спать».

Этот текст категорически отличался и от того, что отец Андрей написал своему другу, и от показаний Валентины.

Из материалов уголовного дела — показания потерпевшей Валентины Сидоровой:

«У моей мамы есть близкий друг Андрей Киселев, они знакомы еще до моего рождения. (…) С июля 2017 года Андрей постоянно трогает меня за грудь — через футболку, причем выбирает время, когда мамы нет дома. Мне это неприятно, я всегда ухожу, но маме ничего не рассказывала. Его же я регулярно прошу этого больше не делать, но он все равно это делает.

«Господи, прими блуд как фитнес!»

19 июля 2018 года Андрей сказал, что поедет на рыбалку, и возьмет с собой дочерей Матрену и Глафиру, а также предложил поехать и нам с мамой. Но маме утром надо было идти на работу, поэтому она не смогла, а меня отпустила. Когда Андрей заехал за мной, то выяснилось, что дочерей он не взял. Но я уже настроилась на поездку на природу, поэтому поехала и без них. (…) На месте [мы] оказались уже около 21:00, когда стемнело. Мы поужинали, и Андрей уехал рыбачить, а я разложила переднее сиденье в его машине и легла спать. Около полуночи Андрей вернулся, открыл дверь и лег рядом со мной. Сразу после этого он молча взял меня за грудь и стал мять. Я оттолкнула руки и сказала ему, чтобы он прекратил, а он снова взял меня за грудь. Потом он стал развязывать веревочку на штанах, но вторую руку держал на груди… При этом он говорил всякие глупости, но я не помню, что именно. Он развязал веревочку, и тут я стала уже громко кричать, чтобы он прекратил. (…) Только после моего крика он прекратил приставать и заснул».

Вскоре после ареста отца Андрея следователи провели судебно-медицинскую экспертизу Валентины. Заключение врачей однозначно: девочка сохранила девственность.

— Все женщины, которые попали в поле зрения следствия как предполагаемые жертвы отца Андрея, — они, мягко говоря, со схожими характерами, — рассказывает следователь Ирина Малеева. — Они все ведомые, они абсолютно покорные. Все до одной считают, что он, фактически насилуя их, совершал богоугодное дело. И все говорят: да, я не хотела близости с ним, но это не было изнасилованием. Он же священнослужитель, он ничего незаконного и богопротивного совершить не может. Он меня выбрал! И вот это пугает больше всего. Все женщины, даже после рождения детей, продолжали называть его на «вы». Такое ощущение, что он специально выбирал слабых и покорных. Сильные ему не по плечу, если так можно сказать.

«Черная у него душонка»

В село Черемное я приехал в январе 2019 года, когда суд над Андреем Киселевым был в самом разгаре. На входе в храм висит красивая табличка: «Храм Богоявления Господня. Настоятель протоиерей Андрей Киселев». И номер телефона, который уже полгода как недоступен.

— Мы только сейчас до конца поняли, кем для нас был отец Андрей, — говорит дежурная прихожанка, матушка Раиса. — Священник прекрасный, службу прекрасно вел, без слез сейчас и не вспомнишь. Умел поговорить, умел выслушать. Другие священники не такие душевные, они совсем другие. Таких внимательных и красивых, как отец Андрей, сейчас нет. Мы очень его жалеем и хотим, чтобы он к нам вернулся. А женщины… Ну, он в городе жил, мог бы женщину свою в Черемном оставить, чтобы не на виду.

Только одно вызывает удивление и обиду у матушки: в 2018 году отец Андрей бросил паству на Пасху и улетел в Англию. Как выяснилось, поездку он планировал еще за полгода и никому о ней не сказал. Уже вернувшись в храм, священник попытался объяснить свое отсутствие болезнью, но прихожане узнали правду по «английским» фото отца Андрея в соцсетях. Они не простили священнику лжи, однако теперь собирают ему деньги на адвокатов и жалеют его.

«Господи, прими блуд как фитнес!»

— Когда девочек крестил, обязательно у него рука соскальзывала туда, куда не надо, — говорит Варвара, нестарая еще жительница Черемного. — Да и девок своих менял часто. Но действительно, с ним поговоришь — и легче становится. Он внимательный был. И красивый. Да и потом всех, кого народил — всех признал, каждого содержит и за каждого молится.

Между прихожанами даже возник небольшой спор: одни говорили, что отец Андрей родил шестерых детей, другие — что восьмерых. Священника все любили за внимательность и благочинность, но знали и его слабость к женскому полу. «Я, когда дочь крестить решил, к нему пошел и договорился, чтобы все правильно было, без всяких касательств. Он так и сделал», — говорит прихожанин Владимир.

— Знаете, а ведь он был убежден, что несет женщинам святое семя, что через него в них входит Бог, — говорит еще один житель, попросивший не указывать его имени. — Мы с ним как-то вместе выпивали, с ним и с Любой, он мне сам это сказал. Именно такими словами. Люба [та самая псаломщица] как раз вышла, а он мне душу-то и открыл. Черная у него душонка, я с тех пор не только на него — я вообще на религию смотреть не могу.

«Нескромные воззрения на женские жопы»

Через месяц после ареста отец Андрей вдруг отказался от всех своих показаний — заявил, что его оклеветали. Тогда же и мать потерпевшей стала активно прятать ее от следователей и оперативников, а потом вдруг привела девочку, и та, как по заученному, стала говорить, что все придумала, чтобы отомстить отцу Андрею за какую-то мелкую обиду.

— Мы вынуждены были провести специальную психолого-лингвистическую экспертизу, которая показала: первичные показания потерпевшая давала добровольно, без принуждения, а все остальные — под давлением матери, — говорит Татьяна Авдиенко, полковник юстиции, руководитель Следственного отдела по Октябрьскому району Барнаула СУ СКР по Алтайскому краю. — Более того, установлен и мотив этих действий мамы: она длительное время сожительствовала с Андреем, в чем сама признается. Но я отказываюсь понимать, как женщина может простить человека, который надругался над ее ребенком.

Расследование уголовного дела было завершено в два месяца — собранные в первые дни доказательства оказались очень красноречивы. Особенно переписка отца Андрея.

— Удивительно: читаешь его послания прихожанам — и видишь, что он внимателен, аккуратен, набожен, — говорит старший лейтенант юстиции Ирина Малеева. — И вдруг тут же, среди пастырской заботы, — грязный мат и описания секса с разными женщинами. Особенно меня поразило, как священники в переписке в соцсетях грехи друг другу отпускают. Между беседами о прелюбодеянии.

Из материалов уголовного дела — сообщения из переписки отца Андрея, адресованные его другу и коллеге:

5 апреля 2018 года. 00:06. Проснулся. Вылет около 7. Согрешил блудом в первую очередь. Хотя вчера обошлось без этого. Ну и всяким осуждением.

15 мая 2018 года. 17:25. Не удержался я и тоже впердолил К. Перекрести меня на дальнем расстоянии своим крестиком. Все грехи, как один, похожи на предыдущие.

15 июня 2018 года. 21:30. Господи, прости поздний сегодняшний блуд. Прими как фитнес это. Часов уже в 7 вечера отодрал.

21 июня 2018 года. 21:50. Дорогой, прости и разреши! Блуд, блудные мечты и фантазии. Нескромные воззрения на женские жопы, гордость, осуждение. Лечу домой сейчас. Про молитвы и пост забыл.

23 июня 2018 года. 19:29. Вечерни не служу. Только что совершил архиприятное дело. Прости и разреши!

23 июня 2018 года. 19:38. Завтра и крестный ход благослови. Мне что-то не хочется туда идти. Выродился крестный ход как-то… Все это похоже на рекламно-маркетинговую акцию.

25 июня 2018 года. 13:26. Отодрал К. в 12. Половое дело — оно здорово всегда!

30 июня 2018 года. 17:31. Отченька, не забудь и обо мне! Завтра служу. Блуд активный, гордость, мат, осуждение, возможно, клевета, ложь. Во всем погряз. Про пост забыл. Оправдываюсь тем, что иного выхода нет, чтобы выжить в этом мире.

1 июля 2018 года. 15:56. Уже не могу! Все мысли об этом. Выезжаю к К.! Марина что-то не в форме… Хорошо, есть альтернативные варианты. Но не переставая хочу какую-нибудь молоденькую бабенку. Пока не попадается.

20 июля 2018 года. 17:22. На завтрашнюю службу прошу твоих молитв, отченька! Забыл, что Казанская празднуется, хотел обедницу забабахать. И вдул часов в 7 вечера К.! Так вся неделя в [сексе] и прошла. То с К., то с М.

«Не умерла — переживешь!»

Суд шел за закрытыми дверями. Мать потерпевшей, которая пыталась прилюдно давить на свидетелей, немедленно отстранили от дела; интересы ее дочери представляли органы опеки и попечительства. Говорят, что на суд произвело особое впечатление брошенная ею вскользь фраза, обращенная к дочери: «Не умерла — переживешь». И последовавшее признание: «Я Андрея с 90-х годов люблю!»

Несмотря на все усилия адвокатов, которые пытались представить батюшку жертвой оговора, его собственноручные показания и переписка с коллегами перевесили все остальное. После полугода слушаний Андрея Киселева признали виновным.

Судили его только за один эпизод — развратные действия с несовершеннолетней. И только за это формально вынесли приговор: 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

За все другие совершенные им поступки, за всех его незаконнорожденных детей ему еще предстоит ответить. Хочется надеяться, что очень скоро — и на этом, и на том свете.

Между тем церковный суд отца Андрея сана пока не лишил. Формально он остается протоиереем и может вести службы.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected] Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись! По материалам lenta.ru