Спасение утопающего

Североирландская компания Harland and Wolff в свое время была флагманом британского судостроения — с этой верфи сошел знаменитый «Титаник», а во время войны компания обеспечивала королевство военными кораблями и танками. После десятилетий процветания, стагнации и застоя предприятие повторяет трагическую судьбу своего самого известного творения, медленно, но верно уходя на дно, — даже письмо с просьбой о помощи новому премьер-министру Великобритании Борису Джонсону пока не помогло. Погружение на финансовую глубину — в материале «Ленты.ру».

Harland and Wolff погрязла в долгах и терпит бедствие. Из-за ужасающего финансового положения компанию перевели на внешнее управление. Причина — банкротство головной нефтесервисной компании из Норвегии Dolphin Drillings, которая не смогла пережить обвал нефтяных цен в 2014-2016 годах. Теперь компания-производитель «Титаника» получила новых управленцев, ими стали выходцы из аудиторской компании BDO.

Переход на внешнее управление — это еще хорошо. По британским законам, это убережет верфь от судебных исков со стороны кредиторов и требований ликвидировать фирму, а также поможет списать часть долгов. Правда, такой вариант не устраивает местных рабочих, которые оказались категорически против прихода новых управленцев и пообещали не пускать их на порог. При этом аудиторы из BDO настроены не так воинственно, наоборот, пообещали поддержку нынешнему персоналу.

На верхушке айсберга

Верфь была основана в Белфасте в 1861 году йоркширцем Эдвардом Харландом и немцем Густавом Вольфом. К началу XX века она стала самым продуктивным строителем лайнеров в мире и одной из самых процветающих компаний Великобритании, где работали более 30 тысяч человек. Именно эта верфь подарила миру гигантские океанские лайнеры «Олимпик», «Британник», но самое известное детище — крупнейший на тот момент пассажирский лайнер «Титаник».

Трансатлантический пароход потерпел крушение в апреле 1912-го, совершая свой первый и последний рейс из Саутгемптона в Нью-Йорк. Судно пошло ко дну в северной части Атлантического океана после столкновения с айсбергом, погибли более полутора тысяч человек. По одной из версий, причиной крушения могли стать бракованные заклепки, использованные при строительстве судна. При столкновении стальные листы обшивки толщиной 2,5 сантиметра выдержали удар, а заклепки, которые их скрепляли, — нет. Дефицит материалов у Harland and Wolff, предположительно, возник из-за того, что компании одновременно с «Титаником» пришлось строить еще и «Олимпик» — поставок качественных заклепок для двух гигантов могло не хватить. Чтобы достроить корабли в срок, компании пришлось обратиться к разным поставщикам заклепок, и это сказалось на качестве креплений.

Спасение утопающего

Потонувший лайнер и гибель сотен пассажиров не убили компанию — спасли войны. В Первую мировую фирма строила военные корабли и крейсеры, в том числе «Глориес», который после войны перестроили в авианосец. Во время Второй мировой войны Harland and Wolff активно занималась ремонтом судов, производством военных кораблей, среди них шесть авианосцев, два крейсера (например, «Белфаст»), также на заводах делали торговые суда и танки — более 550 пехотных «Матильд», «Черчиллей» и кавалерийских «Кентавров».

С появлением в конце 1950-х самолетов с реактивными двигателями и развитием авиаперевозок спрос на океанские лайнеры рухнул. На фоне конкуренции с Японией это привело к трудностям у британской судостроительной промышленности в целом. Последний круизный лайнер «Канберра» — сошел с верфи в 1960 году, к середине десятилетия бизнес уже находился в упадке. Со второй половины XX века британское правительство начало предоставлять кредиты и субсидии британским верфям для сохранения рабочих мест, часть денег пошла на модернизацию Harland and Wolff.

За 30 лет на финансовую поддержку ушло в общей сложности порядка одного миллиарда фунтов (примерно 1,21 миллиарда долларов). В конце 1970-х британское правительство скупило все акции компании, верфь перешла под государственное управление. К концу следующего десятилетия компанию продали норвежскому судоходному магнату Фредрику Олсену — владельцу крупного многофункционального холдинга Olsen Group. К тому моменту число работников Harland and Wolff сократилось до трех тысяч человек.

С приходом нового тысячелетия все стало еще хуже. Последним судном, которое сошло с верфи, стал паром британского Минобороны Anvil Point, его спустили на воду в 2003 году. После этого компания переквалифицировалась на нефтегазовый сектор, пытаясь конкурировать с крупными игроками из Восточной Азии. Кроме того, Harland and Wolff старалась заработать ремонтом судов, нефтяных плавучих платформ, а также ветряных турбин. Все дело в том, что верфь структурно вошла в одно из подразделений холдинга Olsen Group — Fred. Olsen Energy, которая в 2019 году обанкротилась и получила новое название Dolphin Drilling. Правда, в самой компании давно хотели избавиться от исторической верфи, хотя это вряд ли бы спасло «дочку» холдинга, которая буквально за пару лет накопила миллиардный долг.

Спасение утопающего

Последний раз Harland and Wolff выходила в прибыль в 2015-м, тогда удалось заработать 1,1 миллиона фунтов стерлингов (1,3 миллиона долларов по текущему курсу). Однако позитив был временный — уже в 2016-м, когда компания в последний раз предоставила отчетность, был зафиксирован убыток в 5,8 миллиона фунтов (7 миллионов долларов). В тот же год оборот Harland and Wolff рухнул в несколько раз: с 67 до 8 миллионов фунтов (с почти 81 до 9,8 миллиона долларов). В конечном итоге у компании не оказалось иного выхода, кроме как признать, что она не справляется с долгами. Сейчас у фирмы осталось, по сути, только имя, работают на нее всего 130 человек.

Стадия разложения

Британский мастодонт пытался найти покупателя самостоятельно. В частности, сообщалось о контракте на 70 миллионов фунтов (84,5 миллиона долларов) с неким «энергетическим гигантом», который обеспечил бы тысячу рабочих мест, но официального подтверждения эта информация не получила.

Также Harland and Wolff попыталась ухватиться за спасательный круг, обратившись за помощью к британским властям. У правительства просили две вещи: 650 тысяч фунтов (785 тысяч долларов) и немного времени, чтобы разобраться с текущими проблемами и попытаться самостоятельно найти покупателя. Но попытка не удалась: Лондон напомнил, что это противоречит правилам государственной помощи в странах ЕС. Такой ответ консервативного правительства нового премьера Бориса Джонсона сочли нелепым и понадеялись, что власти передумают и все же протянут им руку помощи.

Впрочем, надежды на такой исход почти нет, рабочие, которых не устраивает неопределенность, организовали бессрочную акцию протеста. Из-за страха лишиться работы сотрудники компании объявили, что не покинут территорию верфи до тех пор, пока вопрос о ее будущем не будет окончательно решен. Они обрушили сайт компании и устроили пикет на самой верфи, протесты намерены продолжать, несмотря на приход новой администрации.

Цунами проблем

Больше всего работники хотят, чтобы им обеспечили пенсии и зарплаты. Томми Стюарт, который проработал в компании несколько десятилетий, опасается, что закрытие Harland and Wolff приведет к проблемам у других фирм. «Некоторые местные компании поставляют нам запчасти, это будет эффект снежного кома», — считает он. Карен Крейтон, работающая бухгалтером на верфи, описала переход фирмы под административное управление как нечто нереальное и выразила надежду на то, что предприятие продолжит работу.

Спасение утопающего

В местном профсоюзе полагают, что лучшее решение — повторная национализация компании — и правительству будет дешевле держать верфь на плаву. Член профсоюза Unite Сьюзан Фицджеральд настаивает, что если верфь закроют, экономика Северной Ирландии за год потеряет порядка 10,8 миллиона фунтов (13 миллионов долларов) — так оценили налоговые отчисления компании.

Письмо, которое рабочие направили Джонсону, не помогло. Представитель правительства рабочим, конечно, посочувствовал, но объявил, что вопрос с верфью — чисто коммерческий. Видимо, памятуя о уже потраченных на верфь деньгах, власти не намерены предпринимать серьезных действий и предпочли предоставить новому управленцу самому договариваться с рабочими и разбираться с компанией, от которой ничего, кроме богатой истории, не осталось.

По материалам lenta.ru